Городской портал

Первое воскресение осени ознаменовалось ярким фестивалем «Чита джаз», посвященным великому джазмену, нашему земляку Олегу Лундстрему. Столь важное событие для города и края посетила специальная гостья, джазовая певица из Москвы, уроженка Забайкальского края Рита Солнцева, которая с первых минут своего выступления завладела сердцами многих читинцев. Удивительный вокал, сильная энергетика, она наполнила фестиваль яркостью солнечного света, оставив теплые воспоминания о гармоничном дуэте с иркутским джаз-бэндом «Доктор Джаз»

 

 

После фестиваля о музыке, призвании и творчестве с Ритой Солнцевой удалось поговорить журналисту событийного портала «Чита Сейчас».

 

- Маргарита, когда Вы поняли, что свяжете свою жизнь со сценой?

 

- Начну с того, что первым моим словом было слово «абба». Скорее всего, я произнесла  его случайно, но, как оказалось впоследствии, этот маленький случай стал судьбой. Во-вторых, мои родители были музыкантами, поэтому с младенчества я слышала разнообразную музыку, звуки фортепиано, аккордеона, баяна, из проигрывателя постоянно звучали песни любимой группы «ABBA». Поскольку мама у меня очень деятельная, она организовала достаточно известный тогда детский вокально-инструментальный коллектив «Радуга». В нём я была одной из солисток, в возрасте шести лет - самой младшей, другим девчонкам было больше 10-ти.

Можно сказать, что профессионально вокалом я стала заниматься с 6-ти лет, с тех пор, как начала репетировать и петь с этим коллективом. И я почти сразу познала кайф от сцены. Однажды, выйдя к зрителям, во время выступления я ощутила настоящий сценический экстаз. Для меня это было потрясением! Я выходила тогда без всякого волнения, просто почувствовала драйв и невероятное удовольствие от того, что делаю. Именно так я вошла в атмосферу сцены – без боязни, без «страха и упрека».

Помню, что меня совсем не волновало то, что могу не «взять самую сложную ноту» или забыть слова. Ощущения были абсолютно противоположные. Мне просто хотелось петь и наслаждаться. Поэтому скажу, что осознание того, чем бы мне хотелось заниматься пришло лет в шесть-семь.

 


- Удалось ли сразу поймать связь со зрителем?

- Отсутствие страха перед сценой и перед зрителем, наверное, и стало первым ключом к контакту. Я тогда даже волнения не испытывала, в отличие от сегодня. Вообще, я уверена, что эти страхи и комплексы настолько сильно препятствуют твоему самовыражению. Они словно забивают тебя вглубь, забивают все твое естество, существо, всю твою красоту. Эти комплексы и страхи, боязнь того, что ты будешь выглядеть как-то некрасиво или глупо, что ты что-то забудешь и растеряешься, они саморазрушительны. Несмотря на появившееся с годами волнение, сейчас, даже если во время выступления что-то пойдёт не так, я понимаю, что выкручусь в любой ситуации. Навык импровизации так или иначе даёт такую уверенность на сцене.

Умение импровизировать, кстати, является «выгодным» отличием джазовых музыкантов от классических. Имея классическое образование, знаю по себе, что во время исполнения на сцене больше всего боишься «оторваться» от текста, забыть следующий такт или фразу. «Классикам» гораздо сложнее на ходу сориентироваться, подхватить материал по фактуре, гармонии и вернуться в текст. А у эстрадных, джазовых певцов и музыкантов нет четко выписанного нотного текста перед глазами, кроме основной мелодии или темы. Они музыку больше на слух воспринимают, редко, кто из них учит песни по нотам.

Даже если певец забыл слова, можно легко перейти на скэт (импровизацию на слогах) и таким образом выйти из неловкого положения. В джазе даже с мелодией можно обращаться свободно.

 

 


- Джаз, наверное, набирает новую волну популярности, как считаете?

 

- Джаз изначально символизировал свободу, это такое зерно, которое не может без развития, динамичного и постоянного обновления. Основа, суть джаза – это импровизация, в которой каждый музыкант может проявить себя, высказаться как-то по-своему. Именно поэтому он так популярен. В джазе вообще редко бывает так, чтобы одно исполнение повторяло другое. Я думаю, джаз всегда имел непрерывное развитие и широкую  популярность, благодаря разнообразию и количеству исполнителей. Но, если честно, мне кажется, что сейчас наоборот, происходит некое «окостенение» джаза. Потому что уже сформировались определённые основы и традиционные направления, в рамках которых все пытаются существовать. Многие музыканты хотят уложить импровизацию в скелет, заучив наизусть каждую нотку. Они боятся экспериментировать, искать новые приемы самовыражения.

 


- А Вы согласны с этим, что джаз нужно укладывать в рамки?

 

- Рамка должна соответствовать полотну, и я думаю, что музыкальное образование, в любом случае, не помешает. Полученные с образованием  опыт и знания, станут стержнем внутри, дадут более глубокое понимание музыки. Вот например, картина, когда  художник просто мажет кистью и красками, может получиться вполне красивой. Но когда к мазкам прибавляется владение техникой перспективы, картина становится выразительнее и понятнее. Тоже самое в музыке, в джазе, неважно в каком стиле, если ты понимаешь основы формы и гармонии, если ты постоянно занимаешься, репетируешь, работаешь над своей вокальной техникой и дыханием, над своим сценическим образом в том числе, то ты получаешь преимущество, так как имеешь большую палитру средств для самовыражения. Ты абсолютно четко представляешь перед собой всю последовательность действий. Это также придаёт тебе уверенности в себе и на сцене.

 


- Что Вам удалось внести в джаз?

 

- Наверное, правильнее сказать, что у меня есть свой стиль, своя исполнительская манера. Это как у писателей есть свой слог или подчерк. Ведь невозможно спутать, например, Гессе и Ремарка, они совершенно разные. Также в джазовой импровизации, каждый отличается не только тембром, но и своей харизмой, исполнительской манерой. Большинство певиц старается подражать Элле Фицджеральд. Но Эллу вообще ни с кем не спутаешь, даже когда она «слышна» в чьём-то исполнении. А есть такая певица, как Нино Катамадзе, у которой совершенно свой язык, свой неординарный и необычный музыкальный вкус.

У многих джазовых музыкантов есть какие-то собственные ходы, приёмы, «фишки»,  характерные вокальные призвуки, произношение гласных, согласных, различается даже любовь к определенным гармониям. Все это складывается в определённые  индивидуальные черты. Но я не знаю, можно ли это выработать, скорей всего, главное это найти в себе.

 


- Джаз в ответ накладывает отпечаток на своих исполнителей?  

 

- Недавно мне пришла в голову такая мысль, что джаз априори не может быть плохой музыкой. И скорей всего, люди, которые исполняют или просто любят и слушают джаз, тоже не могут быть плохими людьми. Я думаю, что именно такое влияние оказывает на людей джаз.

 


- Как бы Вы оценили уровень прошедшего фестиваля «Чита джаз»?

 

- Если честно, на счет уровня мне трудно судить. Но то, что всё прошло в настроении общего праздника, это точно! Понравилось всем: и артистам, и музыкантам, и зрителям. Я полагаю, что, так как фестиваль получил достаточный отклик, резонанс, то это и является показателем его высокого уровня.

 


- Забайкальский зритель отличается от московского, или из других регионов?

 

- С одной стороны, можно, конечно, сказать, что отличается, но с другой стороны, люди приходят на концерт с какими-то своими эмоциями, собственным настроем слушать музыку. А дальше зависит иногда от случая, иногда от какой-то волны, которая приходит к музыкантам и молниеносно передается публике. Но я думаю, что какой музыкант, такая и публика.

 


- Как оцениваете творческий потенциал Забайкалья?

 

- Всем всегда есть к чему стремиться, и не только жителям Забайкалья. В Москве и в любой точке мира всегда есть к чему стремиться, куда развиваться. Я вижу, что здесь очень много людей, которые хотели бы творчески расти, но им просто не хватает немножко помощи и внимания. Это кстати, одна из причин, почему я решила принять участие в фестивале. Мне хотелось внести свою лепту, потому что я помню, как мне не хватало этого сценического драйва, когда я в Чите училась в музыкальном училище. Как мне не хватало этого глотка воздуха, новых артистов, новых концертов. В Москве, например, есть возможность ходить на концерты хоть каждый день, а здесь нет. Здесь и сами местные музыканты не так часто устраивают концерты, а тем более, приезжие, от которых хочется что-то получить, какую-то информацию, какой-то опыт, заряд, какой-то новый стимул, а это надо давать.

 


- Считаете правильным решением уехать поступать в Москву, а не остаться здесь в Чите?

 

- Я не привыкла сожалеть о своих поступках, у каждого свой путь. Думаю, что все было сделано правильно. Но даже, если бы я осталась, наверное, я бы нашла способы себя реализовать и здесь.

 


- Вспомните самый яркий момент своего творческого пути?

 

- Самым ярким, наверное, было то первое выступление в детстве, когда я почувствовала настоящий восторг от сцены. Я не понимала, что со мной происходит, это было похоже на ощущение полёта! И когда зрители встретили меня аплодисментами, из меня вдруг полились не только музыка и голос, но и движения. Я включила всё своё обаяние и начала как-то работать с залом, чему до этого меня никто не учил. Ощущения, как будто проснулся! До этого спал, а тут вдруг проснулся. Это было настоящим открытием для меня.

 


- Удалось ли что-то подобное почувствовать вновь?

 

- Я к этому стремлюсь на каждом выступлении.

 


- К слову, о чем мечтаете?

 

- Я думаю, что у меня есть мечта – спеть с оркестром имени Олега Лундстрема.

 


- У вас обязательно все получится.

 

- Я тоже на это надеюсь.

 


- Хотелось бы услышать от Вас пару советов начинающим артистам, которые мечтают о большой сцене?

 

- Главное – верить в себя, но если на каком-то этапе вы почувствуете, что вам не хватает собственных сил, чтобы справиться со своими страхами, неверием в себя, значит, нужно искать в своем окружении единомышленников. Держитесь за них, и пускай эта цепочка обрастает новыми связями и людьми. Важно, чтобы люди друг другу помогали, тогда все у вас получится, потому что один в поле не воин. Все взаимосвязано, каждый случай, как у нас получилось с группой «Доктор Джаз». Поэтому, не теряйте веры в себя, а если вдруг потеряли, ищите друзей и единомышленников.

 


- К слову, Вы, действительно, с иркутским джаз-бэндом «Доктор Джаз» мгновенно спелись. Часто ли случается так, что с коллегами по сцене сразу удается найти гармонию?

 

- Не часто, очень даже не часто. Но я, все же, стараюсь рано или поздно добиться такого эффекта от музыкантов, которые со мной играют. Если кто-то сначала не настроен на работу, привык как-то работать в пол оборота, то к концу он все равно раскочегаривается. А так, чтобы сразу, такое очень редко.

 


- Сегодня год юбилейный, мы все отмечаем 100-летие Олега Лундстрема, хотелось бы услышать от Вас пожелания для «Чита Сейчас».

 

- Я бы хотела, чтобы фестиваль «Чита джаз» продолжал жить, несмотря ни на что. И не просто жить, а развивался и расширялся, чтобы появлялись новые вершины, проекты, новое поле для деятельности, новые площадки, чтобы находились и средства, и люди, и музыканты, и желание все это продолжать. Я буду за это болеть.

 


- Маргарита, спасибо за интервью.

 


 

Беседовал Станислав Лапочкин

Отзывы

Отзывов пока нет.
Добавить отзыв
Вверх