• Главная
  • Интервью
  • Группа «Порнофильмы»: Панк-рок – это совесть больного общества

Городской портал

Перед самым концертом нас провели в небольшую комнату – два дивана, стол, заставленный фруктами, вокруг музыкальные инструменты и всякая нужная на сцене атрибутика. Заметив бананы и чай, отметила, что ребята из панк-группы «Порнофильмы» выступают против алкоголя, и еще они вегетарианцы. Улыбнулась. Искреннюю улыбку получила в ответ – солист группы Владимир Котляров спокойно смотрел на меня своими большими глубокими глазами и был готов, кажется, абсолютно к любым вопросам.

 

 

Панк-группа из маленького подмосковного города Дубна пару лет назад взорвала российскую сцену своими кричащими песнями. Несмотря на остросоциальный контекст, в беседе выяснилось, что ребята – убежденные пацифисты, они любят жизнь и хотят мира, мира во всем мире.

 

- Владимир, #последний_тур - это завершение вашего творчества или конец одного этапа и начало нового?

 

- Это обычный наш тур, просто он очень длинный. Мы решили его так назвать, поскольку каждый концерт протекает, как последний, все время что-нибудь да ломается. И, конечно, мы всегда максимально выкладываемся. Плюс, мы собирались в этот раз, как в последний – были брошены все силы и ресурсы. Все же, #последний_тур - это метафора.

 

Если говорить о творческих этапах, соглашусь, каждый тур или выступление - это новый творческий этап. Записывая альбом, мы также преодолеваем один этап и начинаем следующий. Считаю, группа всегда должна развиваться, либо она просто распадается. Распадаться мы не собираемся, скажем, ближайшие лет 50. А развитие – это всегда этапы. Наверное, после того, как закончится наш тур, мы начнем записывать новый альбом. И это будет совсем новый этап для нашего коллектива.

 


 

 

- Вы заявляли, что #последний_тур - это не просто путешествие, это образ жизни, значит, каждый день вы живете, как последний?

 

- Да, вполне. Потому что нужно жить настоящим. Если все время жить мыслями о прошлом, думать о том, что что-то не так было сделано, не так сказано, вот было бы хорошо тогда сказать по-другому, сделать так-то, пойти не туда, а в другую сторону, то, в итоге, не останется времени, чтобы жить настоящим. Точно также и с мыслями о будущем. Ты постоянно думаешь о том, что тебя ждет, и бессмысленно проводишь время. А надо жить здесь, сейчас. Сегодня мы находимся здесь, у нас концерт. Что надо делать? Надо готовиться к концерту и не заниматься ничем посторонним. Кроме, пожалуй, написанием стихов и песен – поездки всегда вдохновляют.

 


- Соответствует ли реакция публики вашим ожиданиям?

 

- Всегда по-разному. Но, как правило, на наши концерты большая половина тех, кто приходят, идут специально. Они нас уже слышали, знают наши песни. Некоторые, да, на концерт приходят в первый раз. Слушают, в основном, в записях. Но, тем не менее, случайную публику мы не ждем. Потому что просто так случайно прийти на концерт, сегодня, наверное, редко случается. Ведь рок-музыка не так популярна, в отличие от того же хип-хопа. Когда молодежь, которая слушает хип-хоп сугубо из-за моды, слушают весь рэп подряд. Здесь, наверное, музыка больше для ценителей – рок-музыка не такой популярный жанр и люди, которые приходят, как правило, очень тепло поддерживают нас. И нам очень приятно выступать для них.

 


 

- Получается, панк-рок сегодня тоже не актуален?

 

- Он актуален всегда, потому что это совесть больного общества. По крайней мере, тот панк-рок, который делаем мы – то, как видим его мы, представляет собой контрастный душ, способный вывести людей из зоны комфорта. Когда человек ушел в себя, ему стоит постучать по голове, чтобы он немного проснулся и посмотрел по сторонам. Задумался о том, как он живет, где он живет, подумал бы о новых перспективах. Соответственно, панк-рок всегда будет актуален. Мы же хотим, чтобы интерес к панк-року рос, как со стороны наиболее активной части аудитории – подростков, так и со стороны людей постарше. В целом, наша музыка рассчитана на людей разных возрастов, в первую очередь, на думающих. Мы не играем развлекательную музыку.

 

Всю музыку можно разделить на развлекательную и концептуальную. Например, Нейромонах Феофан – это развлекательный проект. Люди не ходят на него для того, чтобы подумать, ходят просто потанцевать, и в этом ничего плохого нет. Мне тоже нравится творчество данного коллектива. Те треки, которые мне ставили друзья – это прикольно. Но у нас другая тема – мы хотим что-то сказать. Все, кто знают наши песни, понимают, что мы хотим сказать.

 


- Значит, удается передать то, что хотите рассказать в своих песнях?

 

- Тут уже зависит от людей, насколько они готовы перенять наши мысли и идеи. Кто-то лучше их понимает, кто-то более поверхностно. Все по-разному. Но, по крайней мере, мы даем возможность увидеть какую-то альтернативу. Нам со всех сторон твердят о чужих идеалах, о том, что мир устроен вот так. По сути, они навязывают только лишь одну точку зрения. Люди видят только одну сторону медали. В то время, как на кухнях, в столовых, на заводах, на обеде, они общаются между собой и высказывают мысли о том, что у нас не все так радужно и хорошо, как показывает телевизор. И примерно такую точку зрения мы несем в наших песнях для того, чтобы показать простому среднестатистическому любителю рок и панк-рок музыки, что есть альтернатива вкладываемым в наши головы мыслям, что на самом деле может быть все не так.

 


 

- Вы своей музыкой хотите изменить мир, мнение большинства?

 

- Я думаю, что мы являемся маленьким паззлом во всей этой огромной схеме изменения общества в лучшую сторону. Естественно, усилий всего лишь одной музыкальной группы, четырех человек, очень малы, недостаточны. Эти идеи должны нести как можно больше людей, разных творческих людей. Неважно, что это будет, музыка, книги или фильмы. Могут быть просто какие-то общественные деятели, которые будут открыто говорить о простых вещах, о которых поем мы. Может тогда, постепенно общество начнет оздоровляться. Будет больше людей, которые будут думать также, потом они передадут свои взгляды детям, которые вложат новые ценности своим детям и так далее. И через несколько поколений общество начнет выздоравливаться. Я уверен в том, что это может реально сработать.

 

Есть исторический пример: когда-то порядка 150 лет назад было распространено рабство на почве расовых признаков – белые люди угнетали темнокожих людей и заковывали их в цепи, считая, что у них нет души. Уже тогда смеялись на тему того, что президентом может стать один из них. Прошло всего ничего и за это время человечество сделало большой рывок к тому, чтобы осознать, что все люди равны. Душа есть у каждого, мы все являемся полноценными членами общества, которые умеют писать, читать, сочинять стихи, песни. Порой, некоторые это делают даже лучше. Посмотрите, блюз, джаз – это потрясающая музыка, никто не может играть лучше создателей.

 


- У вас есть своя философия в музыке?

 

- В песнях. Музыка – это форма. Мы в эту форму вкладываем наши идеи. Но разные. В разных песнях разные идеи. Как правило, они все вытекают из нашего мировоззрения и являются маленькими песчинками большого мировоззрения.

 


 

- У вас достаточно антисоциальные песни. Осознаете ли ответственность за поколение, которое слушает ваши песни?

 

- Конечно. Именно из-за того, что мы осознаем ответственность, мы и стараемся нести какие-то правильные вещи. Мы пропагандируем трезвый взгляд на окружающий мир, например. Мы поем о многих разных вещах, перечислять все неверно, проще послушать наши песни.

 

Но я бы не сказал, что они антисоциальные, я думаю, что это, наоборот, социальные песни. Потому что наше творчество не олицетворяет желание любой целой протестовать против любых общественных устоев только потому, что общество думает по-другому, и мы обязательно должны выступать в противовес. Просто наше общество больно, оно гниет изнутри, в нем неправильные ценности. Я не хочу сказать, что у всех 100% людей именно так. Но у большинства все именно так, как мы поем в наших песнях.

 

В чем причина этого всего? Как сказал американский сатирик Джордж Карлин, представляете, насколько глуп среднестатистический американец? А теперь представьте, исходя из этой статистики, что половина еще глупее, чем он, потому что только при таком раскладе, когда одна половина глупее, другая умнее, мы получаем среднестатистического. В принципе, можно представить, и насколько глуп среднестатистический россиянин. Я провожу аналогию, потому что, говоря об американцах, он говорил обо всех людях. Большинство людей ограничены в своем мировоззрении. Из-за того, что их больше, они довлеют над остальными. Мир вынужден жить по их правилам.

 


 

- Вы пытаетесь своим творчеством расширить кругозор человека?

 

- Мы хотим, чтобы люди не перенимали слепо нашу точку зрения. Мы хотим, чтобы они просто начали заниматься саморазвитием. Когда человеку предоставляешь альтернативу, он видит одну, другую, третью точку зрения, а у него есть еще и своя, и тут он начинает о чем-то задумываться. Часто в пример привожу вопрос с религиями. До того момента, когда ребенку начинают активно вдалбливать в голову о религии, он совершенно ничего о ней не знал. А тут она, вдруг, неожиданно появилась. И ребенок начинает верить, потому что верят взрослые. Но если ему показать несколько разных религий, он станет их сравнивать. В итоге, он увидит, что у них есть какие-то общие моменты, а есть много противоречий. Например, в каждой религии утверждается, что одни правильно верят в Бога, а все остальные - неверные и грешные. И это, кстати, самое главное противоречие. Если ты начинаешь смотреть на религию, не находясь внутри религиозного сегмента, а сразу смотришь на все сегменты сверху, со стороны, то невольно спросишь себя, зачем вообще причислять себя к какой-либо конфессии? Это же глупо, не проще ли избавиться от всего, как от лишнего груза и не будет ли тогда проще жить? Если капнуть еще глубже, сколько религия унесла человеческих жизней – крестовые походы, различные ритуальные убийства. Это, как раз, пример того, как имея несколько источников информации, человек может уже не верить слепо, а начинать думать и развиваться. Одним из таких источников информации мы всегда хотели стать для того, чтобы люди начали открывать глаза шире.

 


- Думали ли вы о том, что ваши песни могут подтолкнуть к реальным действиям?

 

- Нет, мы никого не призываем ни к чему в наших песнях. У нас нет никаких призывов. Мы выступаем здесь, в первую очередь, с точки зрения наблюдателей и являемся, скорее, не ораторами на трибуне перед огромной толпой, а проводниками. Мы просто отмечаем, фиксируем все, что происходит вокруг нас. Отражаем дух времени, эпохи, пропускаем его через себя и коллективное бессознательное преобразовываем в частное, в котором каждый может увидеть себя. В принципе, каждый признанный творец, который вошел в историю российской или мировой литературы, так или иначе являлись трансляторами коллективного бессознательного в частное. Мы занимаемся тем же самым, только в другом формате – в формате музыкальной группы. Каждую эпоху должны быть люди, которые будут просто отражать свой временной отрезок, как в зеркале и показывать его всем. А насколько значимо наше дело, или бессмысленно, покажет время, будущее. Наши потомки будут оценивать сделанное нами, а может, они о нас не узнают даже. Мы не знаем. Мы занимаемся этим рефлекторно, потому что не можем этого не делать. Мы испытываем творческую необходимость играть на гитарах, барабанах, петь именно эти песни, в которых говорим все, что думаем. Из-за того, что многие люди думают так же как мы, они приходят на концерты.

 


- В любом случае, если вы хотите расширить границы мировоззрений людей, вас волнует настоящее и будущее.

 

- Конечно, волнует, потому что, если не будет никаких перемен, общество продолжит деградировать. Но мы настроены оптимистично. Мы верим, что в будущем, может быть, не будет бессмысленных войн, потому что постепенно человечество начинает осознавать, что все это бессмысленно. Все прекрасно понимают, что мир лучше. Когда наедине разговариваешь с человеком – никто не хочет войны, но, тем не менее, почти все государства в определенный момент приступают к пропаганде нездорового патриотизма, милитаризма и готовят население к войне, пытаясь им привить любовь к баталиям, как к чему-то благородному, навязывая такие понятия, как долг и ответственность. Мы не рождались для того, чтобы лежать в грязи с автоматами и стрелять в таких же людей. Пора бы уже всем это понять. Это, как раз, одна из вещей, о которых мы поем в своих песнях.

 


- К слову, про патриотизм. Разделяете ли вы патриотизм к стране и государству?

 

- Конечно, нет, потому что наша родина – это планета Земля, мы все здесь родились и имеем одинаковые права на этой планете жить. А то, что в силу каких-то исторических событий и в силу каких-то процессов эту планету поделили на участки, и пытаются нам привить мысль о том, что я родился в этом маленьком квадратике, я должен гордиться тем, что принадлежу этому квадратику, это не верно. На самом деле, именно эта гордость за такие достижения и порождает ненависть к людям, которые родились в других квадратиках. И пока людей стравливают между собой, те, кто все это затеял, могут спокойно продолжать дальше паразитировать на населении и, соответственно, все будет повторяться.

 


- Патриотом вы себя считаете?

 

- Нет. Зачем такие ярлыки навешивать? Это слово придумали политики для того, чтобы манипулировать населением. Что такое Родина? У кого бы я ни спросил, никто не может дать точного определения. Все начинают говорить – это моя страна, это мой дом. Но почему-то при слове Родина, в первую очередь, в голове возникают родители, воспоминания из детства, речка, лес, поле, милые с детства нашему сердцу образы. Вот и все. А потом вам по телевизору говорят – да, эти образы и еще вот вам флаг и гимн. И пытаются это все смешать в одной куче, плюс навязать свои интересы извне, сказав, что это тоже твоя Родина. На самом деле нет. Это их герб, их флаг, их гимн. Они там ездят на переговоры, обманывают друг друга, воруют друг у друга деньги, нефть, устраивают войны. А какое отношение ко всему этому имеем мы? Начинается война, нас и наших детей как пушечное мясо туда забирают, а их дети - в тишине и комфорте. Где же патриотизм? Почему же люди, которые нам говорят о патриотизме, сами не являются патриотами? Потому что патриотизм – это утопия, придуманная богатыми людьми, чтобы дурачить бедных. Поэтому я всех призываю думать критически во всех вопросах, в том числе, в вопросах патриотизма.

 

Мы не отрицаем, что любим Родину. У каждого она своя. У меня, например, маленькая деревня, где я провел детство, воспоминания об этом греют меня в минуты печали. Я погружаюсь в эти образы – мне становится тепло и хорошо. Это мои родители, о которых я думаю и которых очень люблю. У каждого свое, у нашего Кирилла свое представление о Родине, свои ассоциации, но там нет ни флага, ни гимна, ни станков для убийства людей таких, как танки, пушки и самолеты. И у всех также. Сегодня просто идет подмена понятий. Мы проехались по всей стране, увидели, какая она огромная, просторные территории, иногда она похожа на пустырь, иногда это просто лес или горы. И большую часть нашей страны составляет природа, нетронутая чистая природа. Природу я очень люблю, она везде красивая, она везде вызывает только положительные ассоциации.

 


- Это вас, наверное, вдохновляет в творчестве?

 

- Конечно, безусловно. Природа – это то, к чему мы с детства до самой старости всегда стремимся. Все время пытаемся найти связь с природой, кто-то ее находит, кто-то нет. Кто не находит – живет в бесконечной депрессии в городе, скребет ногтями стены, обои рвет, потому что у него сердце разбивается, а он не знает из-за чего, просто чувствует внутреннюю тоску, пустоту и тревогу. Он не может себя развлечь никакими развлечениями, в том числе, сомнительными и сиюминутными. А кто осознает себя, как часть природы, как маленькую крупинку огромного замысла, тому на душе легко и спокойно. Об этом мы тоже поем в песнях.

 


- Вы относите себя к панку в лучших традициях ХХ века или к новому современному течению?

- Нам больше нравится панк-рок годов 1980-х - 90-х, потому что он более мелодичный, простой, в нем нет ничего лишнего. В последнее время мы вообще перестали думать о стилях. У нас просто есть желание сочинять песни и играть их. А какой это будет стиль, пусть уже решает зритель. Может, в будущем мы начнем делать какой-нибудь рейв, постпанк или еще что-нибудь. Я не знаю. В первую очередь, нас интересует, чтобы получилась хорошая песня. А она уже сама диктует, какие аранжировки в нее внести, на интуитивном уровне. И получается, что альбом задумываешь так, а в итоге, выходит что-то совсем другое.

 


 

- Есть ли кумиры, на кого ровняетесь или до уровня кого стремитесь?

 

- В музыкальном плане, конечно. Это наиболее видные панк-деятели. Но у всех участников нашей группы разные ориентиры. Мне нравится творчество Егора Летова из русских исполнителей. В свое время он очень сильно на меня повлиял и, в принципе, наверное, наполовину сформировал мое понимание того, каким должен быть панк-рок, что он не должен являться развлекательной музыкой. Летов был очень начитанным человеком и в своих произведениях выдавал очень глубокие образы. В его творчестве много отсылок к литературным произведениям, к фильмам. Каждый раз переслушивая его, постоянно находишь что-то новое для себя. Когда я впервые услышал Егора Летова, я заметил сильную разницу между его творчеством и другими российскими панк-группами, которые поют о том, как весело бухать, как здорово похмелье, про какую-то алкогольную романтику, бытовуха. А тут и метафизика, и психоделия, та же бытовуха, но с  другой стороны. И политика, и религия, очень много внутренних переживаний, экзистенциализм. Его творчество оказалось гораздо весомее, глубже и мне ближе, потому что именно этого мне не хватало. Когда я его услышал, я понял, что хотел бы делать что-то в таком же направлении.

 

Также группа «Последние танки в Париже», о них я услышал лет 10 назад. Они показали с другой стороны, каким может быть панк-рок. И стало понятно, что не нужно стремиться играть в каком-то определенном стиле, потому что каждая и этих двух групп абсолютно самобытна и непохожа ни друг на друга, ни вообще на весь панк-рок. Они являются какими-то прототипами, что ли. Они, в первую очередь, делали то, что им нравится, и не ориентировались на жанр. Как «Нирвана», Курт Кобейн тоже считал, что играет панк-рок, но его музыка не была на него похожа. Потом все стали косить под «Нирвану». Когда стиль грандж начал активно формироваться в СМИ, появилась куча групп по типу «Nickelback». Все они просто позеры. Это совершенно не панк-рок, который делала «Нирвана». И когда ты осознаешь все эти вещи, ты понимаешь, что нужно просто играть песни и делать это, как ты интуитивно чувствуешь. Как будет называться стиль – это уже дело десятое.

 


- Как появилась группа «Порнофильмы»?

 

- У нас маленький город. В 2008 году, когда я уже полтора года не занимался музыкой, мне знакомые предложили поиграть, мы начали. Потом даже название придумали. Потом состав начал меняться, отсеиваться. Из того состава уже никого не осталось. В итоге, все мы постепенно собрались, как конструктор и сегодня ездим по городам.

 


 

 

- Название у группы достаточно провокационное, в некоторых городах даже был скандал. Почему выбрали себе такое имя?

 

- Нам нравится троллить людей. Наше название и наши песни – это тоже своего рода троллинг. Для кого-то это так, а для кого-то, нет. Кто-то с юмором воспринимает то, что мы поем. И название тоже надо воспринимать с юмором, с иронией. Это метафора, можно посмотреть вокруг себя – везде какая-то порнография происходит. Об этом мы и поем, в переносном смысле.

 


- Кем вы видите себя лет через 10? Может, культовым панк-рокерами?

 

- Мы об этом не думаем. Это нас совершенно не заботит. Мы скорее, себя осознаем как свободные художники, которые просто занимаются творчеством. И через 10 лет мы тоже будем заниматься творчеством, может быть, просто чуть-чуть лучше, чем сейчас научимся это делать. Других планов кем-то стать – нет. Мы все с самого детства всегда хотели заниматься музыкой. В какой-то момент мы начали это делать и продолжаем. И будем продолжать, пока руки не отвалятся.

 


 

- Спасибо за интервью. Напоследок хотелось бы услышать ваши пожелания нашим посетителям портала «Чита Сейчас».

 

- Всем желаем хорошего настроения, желаем слушать хорошую музыку, читать книжки, не смотреть телевизор. Ходить на концерты, потому что рок-движение сейчас находится не в лучшем состоянии, надо его поддерживать, а иначе все клубы закроются, группы перестанут ездить, и тогда всем будет очень скучно жить.

 

Беседовала Анастасия Дрёмова.

 

 

Отзывы

Отзывов пока нет.
Добавить отзыв
Вверх